repis: (Default)
* * *
А ведь ты тогда неправильно сказала,
Что зима – большая радость. Посмотри,
Как дороги наши снегом закидало,
Как промёрзли мы снаружи и внутри.

Этот сумрак мне всегда казался полым,
Где внутри за залом — зал, за ходом — ход.
Но, пусть полым, только не пустым, а полным
Разговоров, взоров, споров и хлопот.

Я войду, не убоявшись зла и тлена,
Я впущу туда прозрачные лучи.
Будет кожа пахнуть непросохшим сеном,
Будет хлеб слать ароматы из печи.

Не уйти от осуждения и кары.
Разве музыка сотрёт мою вину?
А удары — это только лишь удары,
Хоть разносятся почти на всю страну.

Это странно, это жутко, это дивно,
Но «Распни его!» — взрывается народ.
...Прилипают пятки к доскам непрерывно,
И смолой горячей пахнет эшафот.

12.10.16
repis: (Default)
Если в трезвучье всего две ноты,
Если и maj ничтожней, чем dim,
Постарайся точно понять: для чего ты,
И для кого ты необходим.

Жизнь принимаю как синекуру,
Радуюсь, что есть, спасибо, что дали…
Но не признаю любую цензуру —
Требую полную свободу печали.
repis: (Default)
* * *
Встретили однажды три поэта
Девушку, прекрасную, как лето.

Начали её любить и баловать…
Что ж ты натворило, звуколожество?
Я хотел сказать «любить и жаловать»,
А полезло смыслов злое множество.


Девушка, прекрасная, как лето,
Не сердись. Прости меня за это.

15.09.16
repis: (Default)
* * *
О нумизматика! О фалеристика!
Потёрто-медная простая мистика.

Торговля в скверике всегда с оглядкою,
Рубли и «чирики» ползут украдкою

Под кружку кислого рупь десять «Рислинга»
И под ругательства, хоть зло, но мысленно.

Меняю «катеньку» на два «георгия»,
Меняю церковь я на хату с оргией,

Меняю мысли на покой безмыслия,
Меняю Сретенку на дом над Вислою.

Ах ты царапаться? А ну по морде на!
Поставлю душу за мечи от ордена,

И орден Ленина, и орден Невского.
С кого спросить за всё? Да просто не с кого.

А наливай ещё! Я пью, не помню с кем
За белый памятник на малом холмике,

За рощу красную, за краску вялую,
Пускай кленовую и пятипалую.

Прикрыв пробоины, да и царапины —
На стенке в рамочке награды папины.

Влекут неистово меня, пузатика,
И фалеристика и нумизматика…

14.09.16
repis: (Default)
В глухом Стамбуле, где бухал Чарнота,
Страдал Слащёв, сжимая свой наган —
Я там лишился паспорта в два счёта,
Забыв лишь на минуту про карман.

Над водами блестящего Босфора
Ракы пьют басурмане и абсент…
Меня там отымели до упора,
Украв мой очень важный документ.

Кем был я? Человеком-гражданином,
Беспечным, словно блики на реке,
А стал каким-то то ли хунвейбином,
А то ли просто хрен раскусишь кем.

Кругом народ несётся к минаретам,
К молитве устремляясь головой.
Он молится Аллаху, но при этом
В кармане паспорт пестует не свой!

Не по душе мне эта штука турка,
И я руки злодеям не подам.
Читатель ждёт уж рифму «штукатурка»…
Читатель! Ты умён не по годам.

13.09.16
repis: (Default)
Внуку сделали брит. И обнародовали имя дитяти הילל. Читается "Илель". Такой сладенький дитёныш...





repis: (Default)
* * *
Петру Качанко

Нет слез, и потому не плачу,
Лицо от копоти в разводах,
Но я хуячу и хуячу
На гиблых Родины заводах,

Дышу я пылью Коксохима,
Песком формовочным харкаю.
Ты занята, страна, другими?
Что ж, я тебя не отвлекаю.

Я удержу себя от воя
В твое, о, Родина, ебало.
Тебе не должен ничего я,
А ты мне годы задолжала,

Но не швыряй полушкой медной,
Мне не потребны гробовые.
Когда же сгинешь ты бесследно —
Я в этот день напьюсь впервые

И помяну Серегу с Веней,
И помяну Володьку с Аллой,
Всех тех, кого ты, как пельмени,
Рыгая в сытости, сожрала.

И вот тогда я с перепою,
Поскольку жизнь прошла ни к хую,
Беззвучно в небеса завою,
Без слез заплачу насухую.
repis: (Default)
Великий архитектор Хундертвассер считал,что у каждого окна есть своя жизнь и свой характер, а значит - и свои размеры. В его домах трудно найти два одинаковых окна, а всё вместе — гармония. Я решил дать вольный характер четверостишиям, пусть каждое выбирает себе свой, присущий ему размер. Никакого диктата автора, полная свобода. Живи, мой стих!

ВЯЛОТЕКУЩАЯ ШИЗОФРЕНИЯ

В. Буковскому

Ты можешь гулять по Невскому
Или по Бейкер-стрит,
Согласно А.В. Снежневскому
Ты полностью инвалид,

Тебя поглощает сущее,
Твою разрывая нить,
Хоть вяло, но всё ж текущее
Желание навредить.

Непротивление злу насилием.
Убийство надежд бессилием.
Дуже сумне весілля,
Где Саймон звучит, «Сесилия».

От плача тепловозного гудка
Тотчас в окне редеют облака.
И всё звучит, в том не её вина,
Одна отдельно взятая струна.

На тех диссонансах меня так качало,
Что просто и смех и грех.
Живу в переулке, берущем начало
На площади имени Всех.

И чёрт с ним, с Андрей Владимычем —
Его многотомный труд
Дождём на помойке вымочит,
И ветры его сотрут.

А когда его бюст расплавите
Под всеобщее торжество,
Навсегда в неубитой памяти
Будет проклято имя его.

В роще эвкалиптовой — целебность,
Воздухом промыта голова,
И приходит вновь ко мне потребность
Рифмовать внезапные слова.

18.08.16
repis: (Default)
* * *
Я не вдыхаю полной грудью,
Когда торфяники горят,
Обматери хоть всех подряд —
Никто за это не осудит.

И воздух тяжелей воды
На крыши падает и стены.
Не слышно траурной сирены,
Не видно утренней звезды.

Сломалась цепь. Но есть забор
Привычек и простых желаний.
Не убежать от этих зданий,
Ты слышишь? Это приговор.

Не впасть, пожалуй, в простоту,
Не бросить камень в Лаперуза…
Пойду-ка постою под грузом
И вылью воду в кислоту.

5.08.16
repis: (Default)
ФИЛАТЕЛИЯ
Сижу над марками старинными,
Ни Богу, ни толпе не нужен,
И яйцами перепелиными
Облагораживаю ужин.

Природа нами, перестарками,
Играет, чтобы сделать трупом,
А я беру пинцетом марку и
Смотрю в циклопистую лупу.

Там звери, птицы, насекомые,
Там кайзер, президент и фюрер,
Там с детских лет уже знакомые
Ван Гог, Перов, Гоген и Дюрер.

Конечно, нет ни «пенни чёрного»,
Ни «двухпенсовки», ни «Гвианы»,
Полно случайного и вздорного,
Но всё же плещут океаны,

Растут леса, летают бабочки,
Летит меж звёздами ракета,
Трепещут красочные марочки
В стальных объятиях пинцета.

Вот так и жизнь мою представите —
Меж старых выцветших зимовий
Кусочки есть в пинцете памяти,
Где яркий свет былых любовей,

Где невозвратны, хоть и зримы мне
Минуты счастья, дни отчаянья,
Порою и не вспомню имени,
Лишь только дальнее звучанье…

Как не стремлюсь занозу вытащить,
Чтоб стало легче по приметам,
Но мой неистовый кредит ещё
Никак не встретится с дебетом.

Мне скажет старый аналитик
С глазами, полными вина:
«Наука может много гитик,
А тут бессильна и она».

28.07.16
repis: (Default)
* * *
Рекламы блики в старом доме
на тёмном вытертом ковре
на нервы действовали. Кроме
того, ругались во дворе —

Шло поздней ночью толковище,
разбор дневного бытия.
Оно дало для мыслей пищу,
и в них завяз, как муха, я.

О, годы, реки и дороги!
О, лес, поляна и песок!
Домов разбитые пороги,
и чей-то слабый голосок…

Но сколько б трещин не давала
моя раскатистая жизнь,
я говорил: «Мне мало, мало!»,
распятый между двух Отчизн.

Не пригодилась мне ливрея,
да, впрочем, я её не шил.
Об этом, медленно старея,
я вспомню из последних сил.

Порой осенней иль весенней
наступит ночь, дождём звеня,
и встанут радостные тени
вокруг счастливого меня.

25.07.16
repis: (Default)
* * *
Не заходи в меня, пустыня,
Из вен — пусть кровь, а не песок.
Ведь от начала и поныне
Мой мерный пульс стучит в висок.

Не осушай меня, светило,
Я должен плыть потоком лет,
Чтоб жизнь обычная вместила
На продолжение билет.

Пусть лучше недо-, а не пере-,
Чтоб не слеталось вороньё,
И не воздалось мне по вере
Из-за отсутствия её.

Пусть будет так же небо сине,
И мчатся по морю ладьи…
Не заходи в меня, пустыня,
Прошу тебя, не заходи.

18.07.2016
repis: (Default)
Это стихотворение написано совместно с Михаилом Кочетковым. Миша написал первый, грубо говоря, "куплет" и предложил мне продолжить. Я написал ещё два в том же стиле и тем же языком.

Не я, так кто-нибудь другой
Как даст под жопу вам ногой,
Чтоб поняли вы, наконец,
Что всем пиздец.
Всемирный сплин, точней — хандра,
Меня съедает изнутра.
Я много пью и мало сплю,
Я ненавижу жизнь свою.
Наверное, живу я в долг,
Как волк.

Безумный леса санитар,
Я свой растрачиваю дар
На то, чтобы не класть в чулок,
Что смог,
А чтобы выкатить на стол,
Что приобрел или нашел,
Чтоб в руки взять свои бразды,
Сказав: «Мне кризис — до пизды,
Аллаверды!»

Пусть всем пиздец, и даже мне,
Пускай мы плаваем в говне,
Но мне, продолжив этот путь,
Не утонуть.
Такой корячится нюанс —
Что даже самый малый шанс
Прильнуть к неяркому огню,
Где ждет нехитрое меню,
Я применю.
repis: (Default)
* * *
Я много видел дней рожденьев,
Их хрен сочтёшь все на Руси,
Но этот день возьми, Иртеньев,
И с громкой гордостью носи.

Тебя в него на свет родили
Отец и где-то даже — мать
Ценою непростых усилий,
Ты это должен понимать

И должен ни единой долькой
Не отступаться от винца.
Ведь через год тебе уж сколько?
Да, ламца-дрица-оп-ца-ца!

Подругам ты не строишь куры,
Но можешь мыслить головой,
Раз от Бандеры и Петлюры
Вернулся свежий и живой.

Пусть над державой полусонной
Тебя прославят многократ!
Мы всею пятою колонной
Пойдём на праздничный парад.

Среди тропических растеньев,
Среди немыслимых цветов
Сияй улыбкою, Иртеньев,
И будь, как я, всегда готов!

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
2324 2526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios